Герман Греф — школа и образование

На этот раз Герман Греф начал рассуждать о советской системе образования, разумеется, доказывая, что она была плоха.
Кирилл Орлов
Опубликовано Сентябрь 09, 2019, 10:14 дп
12 secs

Каким должно быть образование по мнению Г. Грефа

В какое всё-таки интересное время мы живём – время непуганых либералов. Не успели мы оправиться от речей Познера, на всю страну заявившего, что советский человек был «своего рода уродом», как вдруг нового Остапа понесло. На этот раз Герман Греф начал рассуждать о советской системе образования, разумеется, доказывая, что она была плоха. Произошло это на сессии «Школа будущего: куда движется мир» на Восточном экономическом форуме – 2019. Кем бы вы думали, проводилась эта сессия? Министерством образования? Академией наук? Каким-нибудь крупным университетом? Нет, нет и ещё раз нет. Панельная дискуссия проводилась (не падайте в обморок)… Сбербанком (https://www.samara.kp.ru/daily/27025/4088202/). Да это же практически по А.П. Чехову: «подавать прошение о разводе… в аптеку». Вот ведь как у нас на Руси-матушке всё интересно: сотрудники банка решают, каким должно быть школьное образование. Конечно, нам понятно, что всем управляет тот, кто сидит на деньгах (выуженных, правда, различными способами из наших карманов, но это уже детали). Но зачем же так откровенно? Поучились бы у западных коллег лицемерию.

Но дадим для начала слово нашему герою:

«Меня все время удивляет, когда говорят, что у нас в Советском Союзе была прекрасная школа. Но при этом ужасная экономика и так далее. Страна развалилась» (там же).

Что-то подсказывает мне, что какие-то занятия и в школе, и в университете Греф прогуливал. По крайней мере, с одной замечательной дисциплиной – логикой, Герман свет Оскарович так и не познакомился. А ведь логика, в частности, говорит о том, что если одно событие (например, разрушение СССР) произошло после другого события (например, становление советской системы образования), то это ещё не означает, что между обоими событиями имеется причинно-следственная связь. Да и последовательность у Грефа какая-то странная: советская школа начала формироваться с первых дней после Революции в 1917 году, и в окончательном, устоявшемся виде, сложилась в 1920-е – 1930-е годы. А Беловежский сговор произошёл в 1991 году. Больше полувека отделяет одно событие от другого. Так что связь между ними более чем сомнительна. Для всякого человека, не стоящего на учёте в психдиспансере, это очевидно, но у Грефа, как у Паниковского, на этот счёт своё особое мнение.

Он говорит:

«Но если была такая прекрасная школа, то, что же все остальное было так плохо? Ребята, мы, выезжая за границу, в ужасе были от того, что у иностранцев, оказывается, не растут рога. И представители нашей элиты падали в обморок от изобилия в западных магазинах. У меня не клеится с советской системой образования» (там же).

После этих слов начинаешь подозревать, что сам Греф, во время своего малолетства, учился в какой-то очень специфической школе. Очень бы хотелось уточнить, а не было ли в ней кабинетов с мягкими стенами? Про деревянные игрушки, прибитые к полу, спрашивать не буду: чего доброго обидится. Но, всё же, непонятно, из какого учебника этот малый почерпнул сведения о том, что у иностранцев должны расти рога? Из географии? Или биологии? А, может быть, маленькому Грефу просто в библиотеке выдали учебник по истории зарубежных стран, в котором какой-то балбес подрисовал рога всем людям на портретах? Но это, кажется, не повод предъявлять претензии к системе образования. Кстати, поневоле вспоминаются «Американские дневники» Бориса Полевого. Там описывалось (дело было в 1950-х годах), как один иностранец был шокирован тем, что группа людей, плывущих с ним на одном корабле и ничем не напоминающих героев фильмов ужасов про зомби или вампиров – советские журналисты. Пришлось объяснять горемычному, через переводчика, что рога и хвосты они на время плавания сдали в багаж.

А вот дальнейшее рассуждение Грефа:

«Мы из школы выпускаем людей с инвалидностью, что их всю жизнь будут оценивать. Одна из моих личных целей – убить экзамены. Я надеюсь, что на это уйдут не десятилетия. Задача ликвидировать страх ученика. И заменить внешнюю оценку мотивацией ученика к самооценке. Чтобы из школы дети выходили очень мотивированными к развитию» (там же).

Из этих слов вообще создаётся впечатление, что у Грефа есть какая-то глубоко личная причина ненавидеть школу и систему образования (что советскую, что российскую). Что это? Тяжелые воспоминания детства? Комплекс неполноценности? Мы едва ли когда-нибудь узнаем об этом. Но зато о житейской философии Германа Грефа из этого отрывка мы узнаём весьма много (о его интеллектуальном уровне мы уже достаточно узнали из двух предыдущих). Прежде всего, господин Греф считает «инвалидами» тех людей, которым не всё равно, как их поступки будут оценивать другие люди. А ведь господин Греф не может же не знать, что для всякого умного и принципиального человека вся жизнь является своеобразным экзаменом. Такой человек постоянно оценивает свои поступки и мысли в соответствии с нравственными нормами и своими целями. А что учит человека быть честным и целеустремлённым? Большая роль здесь принадлежит школе, с её постоянными проверками знаний, умений и навыков, её отметками на уроках, контрольных и экзаменах. Именно во время преодоления этих испытаний, человек формирует волю и характер. Что будет, если все требования, которые предъявляет ученику школа, исчезнут? Что получится на выходе? Об этом ещё М.Ю. Лермонтов говаривал: «…бесхарактерный, безнравственный, безбожный, //Самолюбивый, злой, но слабый человек». Вот только самолюбие и злоба будут под вопросом, а всё остальное – в обязательном порядке.

Теперь мы поняли, каков идеал Германа Грефа, когда речь идёт о школьных выпускниках, которым предстоит строить наше будущее. И для достижения этой цели он предлагает «убить экзамены» с тем, чтобы «ликвидировать страх ученика». А ведомо ли господину Грефу, что страх – это совершенно нормальное чувство, которым снабдила нас природа? Не будь его, человечество давно бы исчезло как биологический вид (пока не будем задаваться вопросом, не является ли это целью главы Сбербанка). Далеко не всякий страх плох. Скольких людей, например, страх наказания удерживает от совершения преступлений? А ещё человек может бояться обидеть кого-то, бояться показаться невежливым и т.д. А бойцы Красной Армии, которые проявляли героизм во время Гражданской и Великой Отечественной войн, разве не делали этого от того, что боялись за судьбу своей страны и судьбу своих друзей и близких? Страх – великая мотивирующая сила. Не рановато ли вы стали с ним бороться? Отсутствие страха – патология, чтобы вы знали, господин Греф.

А чего стоит призыв «заменить внешнюю оценку мотивацией ученика к самооценке». Тут становится воочию видно, что раб господень Герман, прогуливал не только занятия по логике, но и по психологии. В противном случае, он бы знал, что к любой деятельности (включая умение говорить и передвигаться на двух ногах, а не на четвереньках), ребёнок приучается благодаря внешним мотивирующим факторам (пример, понуждение и т.д. и т.п.). Без них ребёнок не сможет стать ни честным, ни принципиальным, ни целеустремленным человеком. Вообще, все черты характера, которые человек воспитывает в себе, он сначала видит во внешнем мире. Именно эту внешнюю мотивацию, в которой человек нуждается не только в школе, но и на протяжении всей жизни, господин Греф хочет заменить какой-то «самооценкой». Никто не спорит, что самооценка важна, но в чудесные школьные годы она не может быть заменена внешним контролем с стороны учителей и родителей. В конце концов, ещё апостол Павел говорил: «…если бы мы судили сами себя, то не были бы судимы» (1-е Кор. 11:31), а глава Сбербанка призывает детей судить (то есть оценивать) самих себя. Но если все внешние мотивирующие факторы полностью заменит мечта Грефа – «самооценка», то школьник вырастет нравственным уродом, почти неприспособленным к жизни в обществе.

В целом, в своей речи господин Греф выдал нам страшную тайну, во что наши буржуа хотят превратить систему образования России. Они хотят сделать так, чтобы на выходе из средней школы получались люди с несформировавшимися волевыми качествами и этическими ценностями, при этом неадекватные социальным запросам. Узколобый эгоист и безвольный потребитель – вот идеальный член общества с точки зрения Германа Грефа. Мысли его не отличаются новизной и оригинальностью. О том, во что хочет превратить современная правящая элита наш народ, было сказано много раз. Но речь главаря Сбербанка важна для нас тем, что он подтвердил все опасения на этот счёт. Что же, спасибо за предупреждение. Как, всё-таки хорошо, что есть среди руководства страны люди, которые не умеют держать язык за зубами.

Кирилл Орлов
Соучредитель и редактор портала RED PROLE.