Кафедральный собор на костях

С акта вандализма началось строительство Успенского кафедрального собора.
Кирилл Орлов
Опубликовано Август 05, 2019, 8:40 пп
9 secs

Строительство нового Спасского кафедрального собора в Пензе приближается к концу. Его могучая и несколько неуклюжая фигура прочно заняла своё место среди привычных зданий в историческом центре города. Видимо от судьбы не убежишь, и эта не очень удачная модификация Петербургского Исаакиевского собора всерьёз и надолго стала частью городского ландшафта. На строительство его не поскупились. Стены облицованы недешёвым камнем, крыши горят сусальным золотом. Богато украшена сейчас и часть Советской площади, лежащая напротив Губернаторского дома. Но, хотя вид каменных тротуаров и узорчатых фонарных столбов радуют глаз, но всё это порождает далеко не радостное настроение. И дело не только в том, что на фоне обнищания населения, вся эта роскошь выглядит пиром во время чумы, и не в том, что церковь, которая по закону даже не является государственной организацией, поглощает деньги налогоплательщиков.

Русский народ почему-то неравнодушен к соборам, носящим имя Спаса, и всё время стремится прибавить к названию храма какую-нибудь метафору, обозначающую его место положения. Есть Спас на крови, Спас на водах, Спас на песках. Пензенский Спасский собор уместно было бы назвать Спас на костях. Официальная история молчит об этом, ни слова про это нет и на сайте собора, но, во время его первого строительства, в начале XIX века было потревожено, а, точнее было бы сказать, разорено старое православное кладбище. С человеческими останками строители особо не церемонились: всё, что собрали, и кости, и остатки вещей, сбросили в вырытую рядом яму, засыпали её землей и надолго забыли об этом инциденте. Иначе чем вандализмом такое деяние назвать нельзя.

Конечно, мне могут возразить: что, мол, требовать от людей начала XIX века, которые были и малокультурны и малограмотны? Но приведём такой пример: в XVI веке в Вологде строился Софийский собор. Во время стройки, как и в нашем случае, было обнаружено старое кладбище. Останки людей также перезахоронили. Но что это было за перезахоронение! В 2000-2004 годах археологи раскопали две таких «братских могилы». У них было ровное дно, на которое были аккуратно, один к другому, уложены очищенные от земли и сора черепа и также аккуратно, одна к другой, кости. Вещи, найденные в могилах, были положены отдельно. Во всём было заметно глубочайшее уважение к праху умерших. И это было за два с лишним века до начала строительства собора в Пензе. Получается, что в XVI веке люди были настолько некультурны, что умели проявлять уважение к покойным, а в XIX веке, не смотря на огромный культурный рост, разучились?

О вандализме двухсотлетней давности стало известно в мае 2010 года, когда было принято решение восстановить Спасский кафедральный собор, к тому времени уже не существовавший. Вообще существуют особые законы, требующие от застройщика, чтобы на его деньги, перед началом работ, территория, где должно начало строительство, должна быть обследована археологами. В принципе небольшие археологические работы под руководством Г.Н. Белорыбкина там действительно проводились. Был даже заложен небольшой раскоп, в котором обнаружили старый пустой склеп. Но масштабы работ оказались недостаточными, потому что когда строители приступили к рытью котлована на территории восточной части Советской площади, ковш экскаватора, углубившись приблизительно на 1-1,5 метра от поверхности, выволок на свет божий целую охапку человеческих костей, которые никто не ожидал здесь увидеть. Работы срочно остановили и продолжили раскопки. В качестве рабочей силы пригнали студентов исторического факультета. Именно их руками и была раскопана яма, в которую два столетия назад строители сбрасывали человеческие останки, по крайней мере, основная её часть. Студенты, участвовавшие в раскопках (точнее было бы сказать в сборах, потому что в тот день не столько копали, сколько собирали) говорили о том, что на следующий день после того как были сделаны первые находки, работы по сбору антропологических материалов прекратили, не смотря на то, что кости ещё попадались в земле. Рытьё котлована было продолжено. Куда оттуда была вывезена земля, неизвестно.Остановить это было нельзя, потому что заправлявший на раскопках священник Иван Яворский торопился продолжить строительство.

С акта вандализма, таким образом, начиналось первое строительство собора, через два столетия история повторилась, хотя и в меньших масштабах. Может быть, я чего-то не понял в этой жизни, но мне всегда казалось, что церковные деятели должны с особым трепетом и особым уважением относиться к праху умерших. На практике отдельные представители церкви оказались равнодушны к этому.

Впрочем нет, я ошибаюсь. Они были не совсем равнодушны. Информация о том, что в историческом центре города были найдены человеческие останки, быстро попала в средства массовой информации, поэтому сохранять полное молчание служители церкви не могли. И среди них нашлись такие, кто начал откровенно обманывать людей, распространяя в СМИ версию о том, что человеческие останки, найденные на Советской площади, якобы принадлежали жертвам «безбожной» советской власти. Штатных врунов в рясах не смущали даже три очевидных факта: во-первых, перезахоронение находилось на самом краю сквера, существовавшего ещё в дореволюционное время (памятник М.Ю. Лермонтову был установлен в 1892 году на территории уже существовавшего Городского сквера). Во-вторых, в заполнении ямы, где на двести лет обрели своё пристанище кости жителей города, не было найдено ни одного предмета, которой бы достоверно датировался ХХ веком. Наконец, в-третьих, в перезахоронении были обнаружены кости людей всех возрастов, включая подростков, детей и грудных младенцев, тогда как «злые большевики», расстреливающие всех классовых врагов, невзирая на пол и возраст, существуют только в нездоровой фантазии солженицыных, михалковых и некоторых пензенских служителей культа. Так что второе издание Спасского собора в Пензе можно именовать также Спасом на лжи.

История вандализма на этом не заканчивается. Человеческие останки ещё неоднократно тревожились и при подведении коммуникаций к собору, и при строительстве ограды вокруг него. Это, конечно, было неизбежно, поскольку на территории современных сквера Лермонтова и части улицы Белинского раньше находилось кладбище. Но проблема состояла в том, что из-за находок человеческих костей, никто даже не думал надолго останавливать строительство.

Чем можно было бы подытожить эту историю? Религиозные верования всегда были своеобразной «отдушиной» для людей, живущих в тяжёлых, подчас невыносимых условиях. В «священных» писаниях и преданиях, а то и просто в легендах на религиозную тему, люди воплощали свои чаяния справедливости и неизбежного возмездия злодеям и угнетателям за ущерб и унижения. Одну такую легенду приводит А.Г. Купцов в своей странной, но, всё же богатой фактическим материалом книге «Миф о гонении церкви в СССР» (2009). Согласно легенде храм Христа Спасителя в Москве был построен на территории, где раньше находился старый женский монастырь. Из-за предстоящей стройки, монастырь был разрушен, и бывшая игуменья, обладавшая пророческим даром, предсказала, что в наказание за совершившееся разорение, храм простоит недолго, и в дальнейшем на его месте будет озеро. Нет сомнения, что это одна из тех легенд, придуманных уже после всех совершившихся событий, в которых простой народ выразил свою мечту о справедливости и неизбежности наказания за причинённое людям зло. Эта легенда бьёт не в бровь, а в глаз нашим горе-строителям, не имеющим представления об уважении к праху умерших. Она как бы предупреждает их о том, что труды их рук пойдут прахом, а сами они, на адской сковороде, получат всё сполна, и за вандализм, и за ложь. Они могут сколь угодно много строить богу храмов, жертвовать на украшения амвонов и алтарей, ставить бесчисленное число свечей перед образами, но бог не примет их даров, потому что не берёт взяток. Единый бог-вседержитель был создан фантазией людей тысячи лет назад, чтобы олицетворять собой их наивную, подчас грубоватую, но непреклонную веру в справедливость. Согласно священному писанию, бог хочет милости, а не жертвы (Мф. 9:13), а значит откупиться от него нельзя.

Один из апостолов однажды сказал: «Кто говорит: «я люблю Бога», а брата своего ненавидит, тот лжец: ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит?» (1Ин. 4:20). Эти слова вполне применимы к истории строительства Спасского собора в Пензе, потому что неважно, идёт ли речь о любви и уважении к живому человеку или о его прахе. Но ещё точнее применить эти слова ко всей истории страны за последние тридцать лет. Взгляните на наших буржуа, особенно на их рафинированную часть, на финансовую олигархию. Эти господа нередко бывают лицемерно-праведны, жертвуют деньги на храмы, посещают службы, прикармливают не только журналистов и политиков, но и священнослужителей, занимаются меценатством. Но эти же «праведники», отправляют миллионы людей по миру, лишают их доступа к медицине и образованию, спаивают и проституируют их, лишая человеческого облика. Именно в этом и выражается любовь к господу богу и наших почтенных буржуа.

Кирилл Орлов
Соучредитель и редактор портала RED PROLE.