Лес в районе хим. завода в Золотарёвке

За последний год у нас в стране многократно поднимался вопрос об охране леса.
Кирилл Орлов
Опубликовано Август 06, 2019, 8:02 дп
10 secs

За последний год у нас в стране многократно поднимался вопрос об охране леса, сначала в связи с грабительскими вырубками и злоупотреблениями на территории Сибири, затем в связи с масштабными пожарами на территории Красноярского края, Республики Якутии и Иркутской области. Удивительно даже для нашего времени было то, что местные власти долго отказывались принимать энергичные меры по тушению пожаров, на том основании, что это «экономически невыгодно». К счастью, недавно дело сдвинулось с мёртвой точки, поэтому пожелаем пожарным удачи в их непростой работе. Леса Сибири очень важны для нашей страны, и потерять это природное богатство, значит нанести ей непоправимый урон.

Но, всё же, хочется задать вопрос: в одной ли только Сибири так плохо обстоят дела с лесным хозяйством? В нашем регионе, хотя и не наблюдается всепоглощающих лесных пожаров, но площадь лесов постоянно сокращается. Чтобы далеко не ходить, возьмём для примера окрестности Пензы. Что произошло в лесопарковой зоне за последние несколько лет? Все мы помним, как в 2000-х годах в окрестностях села Леонидовка проходило строительство завода по обезвреживанию химического оружия. Заводской городок, занимающий приблизительно 25 Га, расположился в непосредственной близости от золотарёвской трассы, на территории, отвоёванной у леса. Песчаный карьер, откуда подвозили песок для строительства находился у той же трассы, в нескольких километрах от территории завода, причём для его разработки также проводилась расчистка территории от леса. Исчезновение зелёных насаждений на этой территории ничем не было компенсировано.

Но строительство завода предполагало создание целой инфраструктуры, жертвами которой становились всё новые и новые лесные площади. Проект предполагал возведение ряда новых линий электропередач. Для каждой из них требовалась просека шириной около 50 метров. Эти просеки проводились в 2006-2007 годах. Одна из них начиналась в районе зареченского кладбища и проходила вдоль стены Заречного, достигая Ахунской проходной, от которого резко поворачивала на юго-запад, проходила вдоль зареченской трассы и далее, заканчиваясь неподалёку от старой тропы здоровья в Ахунах. Другая просека ответвлялась от первой в районе изгиба дороги, являющейся продолжением зареченской трасы и, проходя в юго-восточном направлении, достигала завода. Длина первой линии составляла около 5 км, второй – не менее 10 км. На спутниковой карте схематически отмечены места расположения этих просек (фото. 1).

 

При расчистке территории погибло бесчисленное число деревьев. Однако в обоих случаях, новые линии возводились в непосредственной близости от старых, функционирующих ЛЭП. Их разделяли узкие полосы леса шириной 20-30 метров. Может быть, я плохо понимаю в электробезопасности, но, если бы новые электролинии разместили ближе к старым, сделав одну общую просеку, то это позволило бы сэкономить часть леса, погибшего под бензопилой. Но самым удивительным и нелепым было то, что по новым ЛЭП так и не пустили ток. Вот уже завод по обезвреживанию химического оружия прекратил свою работу, а вышки линии электропередачи всё стоят сиротливо, на многих участках не успели даже повесить провода (фото. 2).

 

Предприимчивые граждане откручивают от вышек перекладины, чтобы сдать их в металлолом. Ещё более нелепым было то, что во время строительства завода зачем-то вырубили весь лес вдоль золотарёвского шоссе вплоть до одиннадцатого километра. Зачем это было сделано, трудно даже предположить. Что-то подсказывает мне, что кто-то сильно нагрел на этом руки.

В целом, во время строительства завода по переработке химического оружия, лес в непосредственной близости от Пензы пострадал очень сильно, и пока непохоже, чтобы предпринимались меры, чтобы загладить вину перед природой и перед людьми, которым не хватит кислорода.

Но история уничтожения леса в окрестностях Пензы не заканчивается на этом. Те, кто помнит район Сосновки, ГПЗ-24 и Детской железной дороги в 90-е и в начале 2000-х годов, тот хорошо знает, что вся эта территория была занята лесополосами. Там были берёзовые и осиновые рощи, к северу от Сосновки располагались сосновые лесопосадки, а ближе к ГПЗ – даже участок занятый редкой для наших мест елью европейской. Располагалась в том районе и рощица райских яблонь-китаек. Сама дорога, соединяющая Сосновку и район автопарка, представляла собой тополиную аллею. Сейчас всего это нет.

Взгляните на спутниковую карту, и вы ужаснётесь. Всё пространство между Сосновкой и районом бывшего ГПЗ по одну сторону от улицы Измайлова и большая часть территории между Сосновкой и Барковкой по другую сторону той же улицы, застроены. Там есть и зоны высотной застройки и частный сектор и дачные посёлки. Впрочем, различия между двумя последними категориями застройки почти полностью стёрты. Территория, которая раньше, в советское время была специально засажена лесом, чтобы служить лёгкими города, теперь перестала существовать. Проезжая сейчас между Сосновкой и районом автопарка по улице Измайлова, вы увидите по сторонам только крыши домов. Деревьев там уже почти нет.
Мы не ханжи, мы понимаем, что людям надо где-то жить. И вовсе не владельцам домов и участков мы предъявляем свои претензии. Мы протестуем против действий власти, которые не просто допустили то, что случилось, но и всеми силами содействовали этому. Зададим себе вопрос, почему так сильно разросся частный сектор вокруг Пензы и других городов?

Очевидно, потому что, благодаря политике властей города и области (не очень сильно отличающихся от политики властей других городов и регионов), люди почти лишены возможности приобрести собственное жильё в пределах многоквартирной застройки. Строительство большого числа высотных домов в центре города, в Арбеково, в районе ГПЗ и т.д. выглядит как издёвка над людьми, так как часто квартиры в этих домах оказываются им не по карману. Нередко можно наблюдать картину, как полностью построенный, введённый в эксплуатацию дом остаётся почти незаселённым. По ночам во всей многоэтажке горит всего несколько окон, и от этой картины становится жутко. В то же время в городе процветает сдача квартир, так как люди вынуждены годами ютиться в съёмном жилье. Вот и покупают они себе участки земли в надежде, что когда-нибудь смогут построить там хибару, пригодную для проживания. Так разрастается зона частной застройки вокруг городов.

Примечательно, что большой процент домов в районах только недавно отвоёванных у леса – долгострои. Выкопав котлован для фундамента, частник останавливается и копит деньги на бетон. Сделав забутовку, несчастный строитель снова ждёт, пока у него появятся деньги на возведение стен и т.д. Есть целые районы, где застройка состоит из таких долгостроев. Их вид, дополненный покосившимися заборами, наводит тоску и страх. Нередко хозяин участка умирает или разоряется раньше, чем въезжает в новый дом. Получается, что и жильё остаётся недостроенным, и участок леса, который раньше был на его месте, тоже не вернуть. Единственный, кто гипотетически остаётся в выигрыше, это чиновник, нагревающий руки на продаже земли. Конечно, есть и те, кто смог вселиться в новый дом, частный или многоквартирный. Остаётся порадоваться за этих счастливчиков.

Кроме того, территория распространения высотных домов в Пензе постепенно расширяется. Ещё в 1990-е годы улица Антонова служила границей, за которую не перешагивала многоэтажная застройка. Сейчас эти времена кажутся несказанно далёкими. Целый микрорайон вырос к северо-востоку от перекрёстка улиц Измайлова и Антонова, но высотные дома там продолжают строиться. Застройщики вовсе не считаются с зелёными насаждениями в этом районе. Совсем недавно все мы были свидетелями, как методично выкашивался последний зелёный островок, примыкавший к перекрёстку улиц Измайлова и Антонова. Теперь там голое поле, окружённое забором из профлиста. Скоро в этом поле начнут расти высотные здания. Всё бы ничего, но чем будут дышать люди, которые поселятся в них? Впрочем, это едва ли обеспокоит чиновников, дающих разрешение на такое варварство.

Кстати, очередной издёвкой над людьми было непонятно кем принятое решение спилить тополя, стоящие вдоль дороги на Сосновку, приблизительно на половину их высоты. Теперь они стоят изуродованные, не отбрасывая тени даже на обочину дороги. Как ни напрягаю фантазию, никак не могу понять, зачем это было нужно. Наверное, кому-то просто очень нечего было делать, и некому было заступиться за беззащитные деревья.

Напоследок заметим, что всё то, что творится на окраинах Пензы, не является чем-то особенным и исключительным для нашей страны. Городов у нас – тысячи, но список проблем у них один. В этом списке неизбежно фигурирует экологическая безопасность. В наше время, когда нависает угроза над огромными и вековыми лесными массивами Сибири, что можно говорить о наших, куда более слабых и куцых лесах Восточной Европы? Они и вовсе беззащитны. Современная капиталистическая система беспощадна к ним. Для неё вообще характерно полное равнодушие к судьбам того, что приносит деньги. В топку печи, которая призвана выплавлять золото, «недрожавшей рукой» бросается всё, что только пригодно для поддержания огня: хоть природные ресурсы, хоть люди. И задачей всякого человека, имеющего глаза, чтобы видеть происходящее и имеющего ум, чтобы всё понимать, является борьба со сложившейся системой, иначе и нас самих могут выкосить как тот лес.

Кирилл Орлов
Соучредитель и редактор портала RED PROLE.