Митинг в Чемодановке — последствия

Массовые запугивания жителей после протестов в Чемодановке.
Альберт Герасимов
Опубликовано Июль 25, 2019, 12:28 пп
11 secs

Протесты в Чемодановке — виновные

Прошедший митинг в Чемодановке Бессоновского района Пензенской области пролил свет на действия власти по отношению к местным русским жителям. Недавно в нашем распоряжении оказались сведения о том, что власти запугивают людей, ранее участвовавших в несанкционированном митинге.

Не так давно на слуху у нас у всех были события в Чемодановке. За конфликтом между русскими и цыганами, компактно проживавшими в этом районе, последовала большая драка и погром в посёлке. Один из пострадавших русских скончался в больнице от черепно-мозговой травмы. Жестами отчаяния со стороны местных жителей в ответ на это, были несанкционированный митинг и перекрытие федеральной трассы М5 «Урал».

Как оказалось, история получила продолжение. Отчасти события, произошедшие накануне были освещены в электронном журнале 7×7-journal.ru (https://7×7-journal.ru/articles/2019/07/17/v-penzenskoj-oblasti-sud-nachal-shtrafovat-zhitelej-chemodanovki-za-perekrytie-federalnoj-trassy-posle-draki-s-cyganami), кое-какие сведения об этих событиях удалось получить и нам.

Митинг в Чемодановке — полицейский произвол

Накануне поступили сообщения сотрудники полиции «пригласили» в отделение «на несколько минут», якобы для дачи показаний, нескольких (по имеющимся у нас сведениям не менее пяти) жителей Чемодановки, ранее участвовавших в несанкционированном митинге. По сведениям нашего источника, ни один из них не был вызван повесткой, во всех случаях приглашение было устным – либо по телефону, либо при личной встрече. Всё было сделано так, что все участники митинга оказались в отделении «добровольно». Вместо заявленных «нескольких минут», каждого продержали в отделении достаточно долго, по имеющимся у нас сведениям, доходило до четырёх часов. При этом всех изматывали какими-то бесполезными, часто не имеющими отношения к делу, расспросами.

Кончилось это тем, что всем «приглашённым» было предъявлено обвинение в участии в несанкционированном митинге. Все они были осуждены Бессоновским районным судом, причём приговоры были сделаны явно под одну копирку. Мужчины были приговорены к штрафу на сумму 10 000 рублей, что для сельской местности в России является немалой суммой, женщины – к 40 часам принудительных работ.

Сначала попробуем дать юридическую, а заодно и психологическую интерпретацию произошедшего. Если вас непринуждённым тоном просят заглянуть на несколько минут, хоть бы и в отделение полиции, будете ли вы морально готовы к длительным и изматывающим расспросам? Повестка, которую ни один из наших героев так и не получил, выполняет неприятную, но благую роль. Получивший повестку человек психологически готов к тому, что ему предстоит. Кроме того, между получением повестки и приходом в полицию проходит определённый промежуток времени, за который человек имеет возможность всё обдумать и всё припомнить. На допросах он сможет дать ясные и внятные показания и защититься от предъявляемых ему обвинений. Именно поэтому закон требует от правоохранительных органов, будь то полиция, прокуратура и т.д., вызывать подследственных повесткой, чтобы избежать растерянности и непонимания, которые так характерны для человека морально неготового к чему-либо. Итак, налицо один случай нарушения законности.

Кроме того, правоохранительные органы не имеют права вводить людей в заблуждение на счёт цели привода. Как сообщили наши источники, обвиняемых «пригласили» для дачи свидетельских показаний, и о том, что они вовсе не свидетели, а обвиняемые, люди узнали только в стенах отделения полиции. Это второй случай нарушения законности. Свою роль в деле осуждения сыграли, безусловно, длительные расспросы, которым подвергались участники митинга. Будучи психологически не готовы к допросу, люди были окончательно измотаны им, что, конечно, сыграло свою роль.

Приговор шестерым жителям Чемодановки

Наконец, осуждение и приговор. Что можно сказать про них? Не касаясь пока юридической стороны дела, зададимся вопросом: разве то безвыходное положение, в которое были поставлены жители села Чемодановка, не является извиняющим или, хотя бы смягчающим обстоятельством, даже в том случае, если местные жители совершили какие-то противоправные действия? Или, может быть, правильно было бы молча смотреть, как поганят их женщин и убивают их мужчин? Если выход на несанкционированный митинг был неправомерен, то как вообще следовало себя вести и что делать?

Преступников, как известно, осуждают на тюремные сроки, штрафы, а то и на смертную казнь потому, что они представляют опасность и есть острая необходимость оградить от них общество. Но люди, которых на то или иное противоправное действие толкнули обстоятельства непреодолимой силы, не являются преступниками, так как не представляют опасности для общества. Здесь мы видим надругательство не только над юридическими нормами, но и над простым здравым смыслом.

Хотелось бы задать ещё один вопрос: всегда, когда мне по каким-то причинам приходится встречаться с работниками полиции, следственных комитетов и т.д., я слышу от них жалобы на нехватку людей. При этом, наших борцов с преступностью (пишу это словосочетание без кавычек, потому что не сомневаюсь в том, что среди сотрудников правоохранительных органов есть честные люди, искренне стремящиеся заниматься своими прямыми обязанностями), как врачей и учителей, нередко подвергают пресловутой оптимизации. И в этих условиях недостатка кадров и средств для борьбы с преступностью, те немногие наличные силы отвлекаются на совершенно бесполезное с юридической точки зрения осуждение людей, которых отчаяние заставило выйти на улицу и выразить свой протест!

Нет сомнения в том, что сотрудники полиции не по своей инициативе начали преследование участников несанкционированного митинга, на который, кстати сказать, приезжал и глава областной администрации И.А. Белозерцев (интересно, будет ли предъявлено обвинение и ему, ведь он не просто участвовал в митинге, но даже произносил там речь, которая так широко распространилась по интернету). Если бы это была инициатива местных полицейских и прокуроров, то репрессии были бы проведены уже давно, а не через месяц спустя после событий.

Слишком большое количество нарушений законности на один квадратный метр говорит о том, что власть не ставит себе целью просто расставить все юридические точки над «i» и «наказать виновных». Не следует также забывать, что митинг был многочислен и применить административные наказания ко всем участникам крайне сложно. Наверно, нельзя также считать, что мы имеем дело с простой местью властей. Тогда было бы логично искать «главарей» и «зачинщиков» митинга, но создаётся впечатление, что полицейские просто хватают тех, кто стоит ближе.

Запугивание жителей Чемодановки

На наш взгляд, всё сводится к запугиванию. Куда более вероятно, что власть рассчитывает на помощь сарафанного радио, которое быстро разнесёт весть о том, что хватают участников митинга. Напуганные люди будут сидеть тихо и смирно, опасаясь репрессий.

Надо полагать, что власть стремится создать у населения Чемодановки обстановку напряжённости, чувства шаткости своего положения и страха за своё будущее. В какой-то степени это сродни игре в русскую рулетку, где в человеке борются надежда на удачу и тяжёлые переживания, которые он испытывает, держа пистолет у виска. В такое состояние пугающей неопределённости власть стремится погрузить и всех нас. Такое состояние является нормой для любого обывателя всякой капиталистической страны, где люди всегда придавлены к земле страхом безработицы, страхом, лишиться квартиры, взятой в ипотеку, и, наконец, страхом за собственную жизнь, которую всегда могут отнять в ближайшей подворотне. Ситуация после митинга в Чемодановке только тем и отличается, что там насаждение этого страха идёт с особой интенсивностью.

Теперь мы должны сделать выводы из всего, что произошло в Чемодановке, благо материала для размышления нам дали много. Обвинить жителей Чемодановки в том, что они действовали непродуманно, а, где-то, и не разумно, не повернётся язык. Всё сделанное ими было жестом отчаяния. И то, что они смогли своими действиями добиться того, что ситуация сдвинулась с мёртвой точки вселяет надежду. Воодушевляет и тот факт, что власть сейчас вынуждена действовать исподтишка, воровски, выхватывая и запугивая отдельных людей из общей массы. Этим власть показывает свою слабость. Значит мы не бессильны в борьбе с властями.

Сам собой напрашивается вывод и том, что люди способны добиться чего-либо только, если не будут одиноки. Одиночные протесты всегда обречены на поражение, тогда как голоса, поднятые на всеобщем сходе, были услышаны и заставили власть шевелиться. Несомненно, что жителей Чемодановки услышали не только власти, но и простые люди, постоянно дрожащим за свою жизнь и имущество. И мы будем снова и снова напоминать им об этом случае. Очень уж он показателен.

Все «промахи» митингующих обусловлены стихийностью выступления. Прежде всего, люди, судя по всему, неясно представляли свои цели. Возможно, они выходили на улицу от чувства страха, так как чувствовали себя спокойнее в толпе. Этот, почти животный инстинкт, соединил их вместе во время несанкционированного митинга. Если даже такой митинг показался властям страшным, то какого бы эффекта могли достичь люди, если бы точно знали свои цели и продумали план действий.

Кроме того, насколько можно понять из туманных сообщений в интернете, в ходе протестов не выделились актив и руководство. Митинг оказался безликим, в том смысле, что не было лиц, которые приковывали бы к себе всеобщее внимание. Нет также сведений и о резолюции, принятой митингом (вероятнее всего, её не было), нет сведений о конкретных лозунгах, кроме лозунга об отставке отдельных высокопоставленных чиновников Пензенской области. Конечно, определённое руководство на митинге было, и какие-то лидеры выделились. Без этого было бы просто немыслимо решение перекрыть федеральную трассу. Но, видимо это руководство было ещё неустойчивым и размытым.

Все перечисленные недостатки являются не более чем результатом незрелости нашего протестного движения. Лишь преодолев их, мы сможем добиться чего-то.
Что касается действий полиции и районного суда, «…которые людям, что помощи просят, лишь петлю на шее спешат затянуть» (Д.Г. Барон), то они действовали в рамках обычной практики, распространённой в буржуазных государствах, где нарушение законности является, своего рода, нормой. Если мы хотим, чтобы эта практика исчезла, то должны добиваться замены государственной полиции народной милицией, костяк которой должны составлять вооружённые рабочие. А это возможно только при замене капитализма социализмом.

Альберт Герасимов
Вы можете отправлять нам свои статьи или заметки для публикации на электронный почтовый ящик [ alb.gerasimov@redprole.info ].